Как я объединяю метод терапии пар Джона Готтмана и Эмоционально-фокусированную терапию (ЭФТ)

Перевод оригинальной статьи  подготовила психолог Мария Королева.

Скажите, кто не мечтает об отношениях, в которых фундаментом является дружба, вечные споры и конфликты разрешаются с легкостью и юмором, отношения полные общих смыслов, которые раскрывают лучшее в обоих партнерах?

В конце 1970-х и начале 1980-х годов два первопроходца в области исследований семейных отношений на противоположных концах североамериканского континента незаметно собирали данные о том, как создавать счастливые длительные отношения. Работа д-ра Джона Готтмана и д-ра Сьюзан Джонсон была первоначально известна в основном в академических кругах, потому что в клинической практике специалисты еще не были готовы проводить терапию для пар.

Исследования Готтмана и Джонсон создали беспрецедентную эмпирическую основу для того, что в практической работе часто считалось хаотичным, непредсказуемым, что заставляло считать работу с парами неблагодарной. Сегодня Готтман и Джонсон считаются двумя наиболее влиятельными фигурами в области терапии пар, причем не только как ученые, но и как практикующие специалисты.

Разница в терапевтических подходах

Философские и технические различия между подходами к исследованию отношений и терапии породили противников и страстных последователей соответствующих методов. Оба исследователя разработали уникальные модели успешных, наполненных любовью отношений взрослых людей в паре, но каждый исследователь создавал модель, рассматривая отношения под своим углом зрения и используя разные наборы данных. Вот как Джонсон отозвалась об исследовании Готтмана:

«Что мне понравилось в нем (в исследовании Готтмана), так это то, что оно оставалось приближенным к исследовательским данным. Оно остается приближенным и к реальности, реальной реальности». Готтман создал для нас науку о здоровых отношениях, опирающуюся на систематические долгосрочные и наблюдательные исследования жизни пар, не находящихся в терапии. Он сосредоточился на двух типах пар: испытывающих дистресс в отношениях («Несчастные в отношениях»), а также находящихся в длительных, удовлетворяющих отношениях («Мастера отношений»).

Сьюзан Джонсон, в свою очередь, выстроила собственное видение отношений в паре на теоретической базе, сформулированной Джоном Боулби, а также на данных полученных в результате расшифровки тысяч часов сеансов терапии пар. Таким образом, модель Джонсон является эмпирической моделью терапии пар. Готтман сказал о работе Джонсон:

«Вот и все, что нужно. Это действительно то, чего не хватает в когнитивно-поведенческой терапии и поведенческой семейной терапии. Она вся такая интеллектуальная. Она не рассматривает то, что происходит в глубине отношений, то, что действительно имеет значение».

Совместными усилиями с клиническим психологом, доктором Джулией Готтман, женой Джона и сооснователем метода Готтмана, Готтманы привносят в работу с парами не только развитие навыков взаимоотношений, но и экзистенциальную парадигму, в то время как подход Джонсон базируется исключительно на теории привязанности. Существуют также различия в их взглядах на терапию пар и роль специалиста. Для Готтманов важно, чтобы специалист не становился частью жизни для пары, они поощряют пары к самостоятельности в отношении управления своей собственной физиологией, конфликтами и системой интимных отношений. Джонсон, напротив, видит психотерапевта в качестве «надежной базы» и призывает создавать безопасный контейнер, в котором партнер с избегающей или тревожной привязанностью может рискнуть выразить уязвимые чувства и потребности.

Могут иметься и другие расхождения, но самое важное заключается не в их уникальности или отличительных признаках, а в их нарастающем взаимовлиянии и способности интегрировать оба подхода в единую терапию для пар, которая может принести пользу как практикующим специалистам, так и парам.

Вот то общее, что я вижу у Готтмана и Джонсон, что позволяет мне гибко менять позиции – от терапевта, занимающегося построением отношений в паре, к терапевту, ориентированному на привязанность, в зависимости от того, что в данный момент требуется эмоциональной системе пары.

Чередование и объединение методов

Когда пара приходит в терапию ко мне, я начинаю с метода Готмана. «Дом благополучных отношений» — это простая, практичная и вдохновляющая модель, которую каждая пара может понять и принять, не испытывая особого сопротивления. Скажите, кто не мечтает об отношениях, в которых фундаментом является дружба, вечные споры и конфликты разрешаются с легкостью и юмором, отношения полные общих смыслов, которые раскрывают лучшее в обоих партнеров?

Структурированный процесс диагностики состояния отношений Готтмана является обнадеживающим, простым и прозрачным. Пары ценят возможность рассказать историю своих взаимоотношений, быть услышанными по отдельности и вместе, а также возможность (иногда поздно вечером в синеватом свете своего ноутбука) заполнять опросы и проводить собственный обзор своих сильных сторон и пределов возможностей роста. Процесс обратной связи по результатам диагностики внушает надежду, поскольку каждая сильная сторона отношений находит поддержку и особо отмечается, а точки роста связываются с конкретными навыками, которые партнеры приобретут в течение определенного периода времени. У пары появляется надежда и облегчение, когда они уходят со своими магнитами Дома благополучных отношений и «картой путешествия», в которое они собираются отправиться со мной.

И тогда начинается настоящая работа! И Готтман, и Джонсон полностью признают необходимость фокусирования на эмоциях и мощное влияние историй привязанности, стилей и внутренних рабочих моделей отношений на интимные отношения взрослых. Одновременно с тем, как я помогаю паре заменить их четырех всадников апокалипсиса соответствующими антидотами, я отслеживаю их негативный эмоциональный цикл. Я наблюдаю непреодолимую, поглощающую природу отрицательных эмоций (Готтман) и неразрешенных эмоциональных травм и ран (Джонсон), которые мешают вести уважительные, взаимно честные и наполненные эмоциональным откликом разговоры.

Затем я предлагаю одному из супругов практическую информацию о критике и презрении, поскольку они изо всех сил пытаются понять, как выразить свое разочарование, одновременно я слушаю, проверяю и исследую потребности привязанности и эмоции другого партнера, который требует признания и эмоциональной связи с ним. В правой руке у меня наука о взаимоотношениях и простой язык Готтмана, а в левой — сконцентрированный в большей степени на эмоциях, учитывающий внутреннюю динамику клиента и межличностные отношения инструментарий Джонсон, и я интегрирую их в терапевтический процесс.

Точно также я помогаю парам разбираться со спорами с помощью методики «После ссоры или неприятного эпизода» и помогаю им научиться делать е общение друг с другом каждый раз чуть лучше, чем в прошлый раз. В то же время я исследую «анатомию» их борьбы. Почему эта конкретная ссора была более болезненна для жены? Проливает ли ее история привязанности свет на ее способность отпустить свой гнев? По мере того, как они выполняют четко изложенное упражнение и двигаются шаг за шагом, структура методики позволяет сохранить разговор безопасным и управляемым, я в свою очередь использую мои навыки наблюдателя, ориентированного на стиль привязанности, чтобы помочь отстраняющемуся супругу немного больше включаться, делиться некоторыми с его точки зрения небезопасными переживаниями, или я помогаю партнеру, занимающему жесткую обвинительную позицию, смягчить его внутренний диалог и проявить больше мягкости.

Иногда интеграция Готтмана и Джонсон более очевидна, например, когда я работаю с обращениями партнеров друг к другу с целью устанвить контакт, я сама обращаюсь к парам и помогаю им справляться с неудавшимися попытками. Я знаю от обоих исследователей, что не все раны одинаковы и что некоторые эмоциональные травмы могут ранить, когда они вызывают глубоко укоренившиеся убеждения о себе, о другом и об интимных отношениях. Готман дает мне теорию «Дома благополучных отношений», чтобы помочь паре увидеть связь между «эмоциональным банковским счетом» и «погодой» отношений, а также то, как база дружбы подавляет негативизм, увеличивает позитивность и усиливает близость, романтику и связь. Джонсон дает мне инструменты для восстановления истощенного «эмоционального банковского счета», бережного проведения пар через процесс первого признания, а затем исцеления травм привязанности и восстановления прежней связи.

Я должна признаться, что метод Готтмана — моя первая любовь. Его руки легко лежат на моих плечах, и он рисует для меня пейзаж отношений так, что он идеально сочетается с тем, как я работаю. Методы Джонсон затягивают меня в бурные воды первичных эмоций, которые требуют от меня больше усилий, чтобы оставаться на плаву. Но я надеюсь, что будущее терапии пар находится в хороших руках. Я очень рада, что Готтман и Джонсон находятся в диалоге по поводу своих идей, и я надеюсь, что мы все будем частью этой активно развивающейся дискуссии.

Перевод оригинальной статьи  «How I Integrate Gottman Method Couples Therapy and Emotionally Focused Therapy» подготовила психолог Мария Королёва (проходит обучение по методу Готтмана (Gottman Method Couples Therapy, Level 2)

Литература:

Готтман Дж. М. (2007). Семейная терапия: научно-обоснованный подход. Учебное пособие для профессионального уровня I для врачей. Сиэтл, Вашингтон: Институт Готтмана.

Джонсон С. (2008). Обними меня крепче. Семь диалогов для любви на всю жизнь. Нью-Йорк: Литл Браун и Компания.

Менье В. и Бейкер В. (2012). Положительные отношения в паре: свидетельство в пользу долгосрочных удовлетворяющих и счастливых. В Roffey, S. (Ed.) Позитивные отношения: научно обоснованная практика по всему миру. Сидней, Австралия: Springer Publications.

Янг, М.А. (2005). Создание слияния: интервью с Сьюзен Джонсон и Джоном Готтманом. Семейный журнал, 13 (2), 219-225

Было полезно? Поделитесь этой информацией с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − шестнадцать =